16:52 

Все, что вы не хотели знать про Визериса Пламма.

silmalaure
Некогда еще осенью Аонэ зазвала меня на Темную сестру, чтоб поиграть со мной в политику, ибо видела меня там в роли десницы. По общению с мастерами мы немедленно взаимно поняли, что десницу я не потяну, и вообще типаж нужен другой, и так в сетке ролей появился лорд Визерис Пламм, сын Элейны Таргариен и по слухам(и, как выяснилось, версии мастеров) Эйгона Недостойного, а по бумагам Оссифера Пламма, скончавшегося в брачную ночь прямо на жене. От счастья, вероятно.
Личным квестом я для себя определила задачу - выяснить, за что же в этой версии событий этого персонажа изгнали в Эссос, потому что чем дальше, тем подозрения его в том, что он повторит славу Блэкфайра и восстанет, казались все более беспочвенными. Персонаж этот был означен как склонный к эпатажу и фамильному безумию Таргариенов, всячески подчеркивающий на публику свою принадлежность к драконьей крови.

Заглядывая в себя, осознаю такой факт.
Единственным человеком, к чьему мнению в своих мыслях обращался Визерис Пламм, когда к нему приходило очередное желание выкинуть нечто эдакое безумное, была вовсе не его мать Элейна, на которую он был обижен, не сознавая того, из-за ее второго брака, не король, потому что с королем он был знаком изначально вовсе не так уж близко, не мейстер, воспитавший его.

Нет, человеком, чье мнение действительно останавливало Визериса от того, чтоб окончательно удариться в бездны безумия и разгула, был сир Дамон Ланнистер. Визерис спрашивал себя: "А что сказал бы об этом сир Ланнистер?" и получал ответ "Дамон Ланнистер был бы огорчен", и после этого прилагал усилия, чтоб взять себя в руки.
Пожалуй, это те отношения, которыми сир Пламм действительно искренне дорожил. Без этой глупой снисходительности к младшим, без попыток поставить на место, нет, все ровно на той дистанции, какая и была необходима.
Можно сказать, что Ланнистерам, пока у них такой глава, Пламм останется верен. И дело тут не в политике, потому как в политику-то как раз Визерис вовсе не лез.

К своим обязанностям, как лорда земель и вассала, он, кстати, относился предельно серьезно, стараясь вникнуть в курс дел и не растратить доставшегося ему от прежнего лорда Пламма, а соблюсти в порядке, не растрачивая денег на ненужные пиры и показушную роскошь. Потому что есть игра на публику, а есть дела, и смешивать одно с другим глупо, а сир Пламм, при всей его противоречивости, все же не дурак.

Одна выходка, о которой, правда, сир Пламм впоследствии не столько жалел, сколько считал ее источником ценного опыта, все же случилась.
О безумной выходке: как все было. Заходя издалека, Визерис подумывал всерьез о том, чтоб стать мейстером и послужить Ланнистерам еще и в таком качестве, попутно прилагая все усилия, чтоб узнать как можно больше о волшебстве, магии, и вообще всем том, что стоит за звеном из валирийской стали в мейстерской цепи, потому как Визерис Пламм конечно же верил, что он чистокровный Таргариен, его власть над незримым миром больше, чем у простого человека, и у него есть шанс пробудить драконов, как и у прочих. Мейстер Коннор же, видимо впечатлившись любознательным юношей, воспринял родовой девиз Пламмов "Попробуй меня"("Come try me") слишком буквально. *будем честны, кажется мейстер сам был в шоке от того, что ему таки удалось*. После чего Визерис решил, что повеселились и будет, а вообще неплохо бы начать строить личную жизнь, благо что была девица, к которой он, кажется, был неравнодушен. Девица Хайтауэр была очень добра, хороша собой, премило смущалась в ответ на ухаживания, и вообще являла собой неплохую партию. Оставалось только признаться ей в своих чувствах. И тут проклятая нелюдимость подвела его, ибо он чувствовал, что его робость тут победила.

Но нет преград для истинного сына драконьей крови! Что можно предпринять, чтоб слова текли легко и непринужденно? Конечно же, Визерис взял стакан с водой, одну дозу наркоты, соединил одно с другим и выпил за славу короля. После чего все пошло несколько не так, как ожидалось. Праздник оставался праздником, только вот пришли на него люди с Железных островов, чтоб убить всех гостей, короля, королеву и Визериса лично, и никто не предпринимал ничего, дабы остановить их злое намерение, а значит все придется сделать Визерису. Когда тот уже собирался прикончить одного особенно мерзко выглядящего Железнорожденного, его настигло меткое вовремя совершенное материнское внушение рукоятью кинжала по голове. После чего все долго совещались о том, что же произошло, кто мог его отравить, строили подозрения и теории. Если бы Визериса обыскали, у него нашли бы еще одну дозу наркотика, и возможно все прояснилось само собой. Но этого не случилось, и он, как невинная жертва, придя в себя, решил молчать. Он, правда, не смог удержаться от того, чтоб не сдать великого мейстера, потому как невежливо совращать молодых и невинных, что он вообще себе позволяет?

Итак, Визерис сказал, что последнее, что он пил, была обычная вода из кувшина, а до того он пил с мейстером из одного бокала. И на великого мейстера немедленно пало королевское подозрение и было намечено серьезное с ним разбирательство в столице. Визерису было на сей факт плевать ровно до тех пор, пока его мать, Элейна, внезапно не почувствовала себя плохо, а мейстера к ней не пустили, потому что он был под подозрением. Сир Пламм был отнюдь не дурак, а потому сложил два и два и понял, что ежели мейстера не пустят к Элейне, она может и помереть. Сокрытие позора этого не стоит, а стало быть пришло время повиниться. И он пал на колени перед королем и рассказал ему все, как оно есть.

Король не проявил гнева. Интонации его были отеческими, в них звучало искреннее участие к провалу своего родича и подданного и горячее волнение о его дальнейшей судьбе. Так сир Пламм дал серьезную клятву перед лицом короля и Семерых никогда более не употреблять ни вина, ни любых веществ, меняющих сознание, и намерен держать ее. Верность же его королю усилилась, потому как ранее он был сам себе на уме.
Итак, по итогам праздника становится ясно, что Визерис Пламм не займет сторону Блэкфайра, но останется верен королю, чье доверие к сиру Пламму выдержало удар в виде той безумной выходки.

Также, если его не изгонят в Эссос из-за чего-то еще в будущем(а будущее мне неподвластно), сир Пламм, сдается мне, будет в неплохих отношениях с Бринденом Риверсом, которого он считает интересным собеседником, достойным противником в бою, и вообще-то, весьма красивым человеком. Их объединяют общие интересы к тайным сторонам мира, а объединенные усилия скорее дадут результат.

Личная жизнь сира Пламма все еще остается под вопросом - с одной стороны, его вкусы весьма специфические, с другой стороны, его предложение о сватовстве опередил сир Уэйнвуд. С третьей стороны, Визерис намерен сдаться лишь в тот момент, когда лорд Хайтауэр, которому он написал лично письмо с просьбой руки его дочери, откажет ему, предпочтя Уэйнвуда. К последнему же, если судьба сведет их в поединке на турнире, он будет весьма жестким, ежели решение лорда Хайтауэра все же будет не в пользу дома Пламмов.

О весьма специфических вкусах: хотя персонаж в итоге зажил своей жизнью и не получился похож на задуманное, пищей для его рождения стали Дневники Некрофила, что написала Габриэль Витткоп. Соответственно, все странности Визериса были выстроены вокруг этой темы - любовь к меланхолии, очарование упадка и тлена, восхищение Прекрасной Дамой, как предметом холодным и отстраненным, лишенным по своей чистоте пылких земных страстей и в итоге перенос образа Дамы на живую девушку рядом. Весьма вероятно, что в первую брачную ночь Визерис будет осторожен, нежен и ласков, но жену попросит закрыть глаза и лежать без движения.

Слух о том, что Визерис как-то раз вернулся с охоты бледным, промокшим под ливнем и упал без чувств, был правдой, и имел такое объяснение: случилось так, что он ехал по лесу, объезжая свои владения и несколько заплутал. И встретил он милую деву и меж ними завязался разговор. Кто она, откуда - вероятно крестьянская дочь, заблудившаяся вдалеке от родной деревни. Случилось далее так, что начался ливень, и он, как истинный рыцарь, составил даме компанию, в надежде выйти вместе с ней из леса(который будто бы зачарован был, так сильно лило с небес и так непроглядна была тьма.) И произошел несчастный случай - девушка запнулась о корень, поскользнулась в грязи, упала на дно оврага и, видимо, ударилась головой о камень. Спустившийся к ней, Визерис обнаружил, что держит на руках уже лишь только ее тело. Он был в сильнейшем шоке и просидел так несколько часов, с девой, подобной хладному мрамору, на руках. После того он, не зная, как стоит ему поступить, похоронил ее, как умел, меж корней и хвои, под папоротником и мхом, благо что земля стала мягкой от дождя.
А после он встал и пошел, и милосердная память оставила его и вернулась к нему лишь спустя три дня, в постели в его родовом замке, а над ним склонялся весьма обеспокоенный мейстер, явно обрадованный тем, что Визерис пришел-таки в себя.

Слух, что Визерис Пламм влюбился в каменную статую и ищет колдуна, чтоб оживить ее, не был правдой, но пронзил самую суть происходящего.

Слух, что Визерис Пламм был вскормлен и воспитан в ветшающем замке, полном лишь призраков прошлого, конечно полуправда. Он действительно умеет ценить уединение, находя прелесть в запустении и тлене, но пустыми владения его отца не были никогда, не настолько там все плохо.

Слух, что он не любит сира Пенроуза - полная правда. То, что он к нему испытывает, за годы противостояния, правда уже начинает напоминать совместный спорт, ибо до крови этот конфликт не дошел ни разу, но несомненно, мысль о том, что его прекрасная мать Элейна была отдана еще кому-то, почти как турнирный трофей, сразу делает отношение к этому кому-то крайне предвзятым, все его добродетели низводя до нуля, а слабости раздувая до небес. Возможно, Визерис еще попытается отравить сира Роннела. Возможно не сдержится, и дело-таки закончится безобразным мордобоем, но в присутствии Элейны нахождение рядом с Визерисом Пламмом Роннела Пенроуза становится невыносимо раздражающим.

В целом, мне нравится, как все вышло лично для меня. Несколько не хватало парочки громких провокаций, но устраивать их, не имея игрового обоснуя, не казалось верным путем. Это первая осмысленная павильонка в моем опыте и в целом да, понимания формата и его особенностей стало больше и можно повторить. Было весело.

@темы: РИ

URL
Комментарии
2017-02-24 в 19:48 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Спасибо тебе за Визериса! мейстер был не то чтобы в шоке, а потом шок был в нём, но приятно удивлён:laugh:
А о том, что он меня подозревает, король мне так и не сказал, а жаль. было бы красиво, особенно если публично...

2017-02-25 в 16:20 

silmalaure
Mark Cain, и тебе спасибо за мейстера. Он был очень милый.
Кажется, королю были важны две вещи - не дать подозреваемому понять, что за ним следят(чтоб поймать его в следующий раз на деле), и - возможно не обижать подозрениями человека, который важен, если это таки не он.

URL
2017-02-25 в 16:30 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
По логике-то оно понятно, но на играх никакого "потом" не будет - так что можно было хотя бы поговорить. Мейстеру афродизиак вообще подсыпали, своего он не держал (ибо зачем он молодому сильному человеку нужен)), - глядишь, даже отвертелся бы.

   

Ora et labora

главная